Вход
Закрыть
Вход
Войти, используя:
Зарегистрироваться Экспертная сеть по вопросам государственного управления

Эксперты

Кирилл Кузнецов

Бизнес29 Июля, 2016 - 10:42

Олег Плинк

Бизнес28 Июля, 2016 - 23:46

Иван Бегтин

Бизнес21 Апреля, 2014 - 21:22

Дмитрий Кашко

Бизнес9 Мая, 2013 - 00:55

Андрей Сергеев

Бизнес24 Июня, 2011 - 14:37
Все эксперты (7) →

Активные участники

Наталья Храмцовская

Бизнес25 Сентября, 12:19

Олег Карнаухов

Бизнес10 Сентября, 17:35

Полина Давлетшина

Наука и образование6 Сентября, 17:06

Олег Абдрашитов

Бизнес24 Июля, 19:17

Максим Кравцов

Разное24 Мая, 17:20
Активные участники (23) →

Партнеры сообщества

Подтверждение удаления
Отменить
Удалить

Электронные аукционы-2010: ГосБук приглашает к обсуждению

Прошедший год прошел под знаком массового внедрения электронных аукционов в государственные закупки.  Судя по широкому замаху, от электронных аукционов ждали  качественного и количественного увеличения  конкуренции на торгах, резкого снижения коррупции, существенного увеличения экономии государственных средств. Однако,  на мой взгляд,  все пошло по Салтыкову - Щедрину  «Добрые люди кровопролитиев от него ждалиа он  чижика съел!».

Предлагаю сообществу Госбук обсудить самое знаковое событие 2010 года в области госзакупок, понять, почему электронные аукционы  не оправдывают ожиданий и найти рецепты «Как нам реорганизовать Рабкрин ?»

Обсуждение предлагаю провести  по приведенным ниже вопросам, в подготовке которых приняла участие редакция ГосБук.

  1. По статистике, на электронные аукционы приходят 1 или, максимум, 2 участника. Соответственно, экономии на таких торгах практически нет. Как Вы можете это прокомментировать?
  2. Не смущает ли Вас отсутствие зарубежного опыта в организации такой системы госзаказа – перевода большинства закупок на электронные аукционы?
  3. В 94-ФЗ сказано, что при проведении торгов на закупку услуг по строительству крупных объектов достаточно в качестве подтверждения квалификации требовать копии актов ввода в эксплуатацию объектов капитального строительства. Данная информация не позволяет оценить, насколько качественно и в срок выполнены предыдущие заказы и, соответственно, оценить перспективы сотрудничества с этим подрядчиком. Что Вы думаете по этому поводу?
  4. Требования современного российского законодательства таковы, что участники могут предлагать эквивалент выставленного на торги товара. Очень часто эквивалентом дорогого, например, японского оборудование является китайский эквивалент. При этом начальная цена контракта формируется исходя из стоимости японского оборудования. Как нам известно, китайский аналог на рынке существенно дешевле, и если побеждает в итоге он, то получается, что мы приобретаем китайский товар значительно выше рыночной стоимости. Можно ли считать экономией государственных средств просто снижение начальной максимальной цены, когда при этом эквивалентное оборудование закупается по стоимости, существенно превышающей рыночную?
  5. Как поступать заказчику в случае демпинга на торгах? Такие случаи приводят, в основном, к неисполнению контрактов и, соответственно, к неосвоенным бюджетным средствам. Это сложившаяся практика.
  6. Сегодня экономия при осуществлении госзакупок рассматривается только исходя из данных о снижении начальной максимальной цены. При этом никто не отслеживает, исполнен ли контракт, используется ли закупленное оборудование, не пришлось ли заказчику проводить торги на закупку той же продукции, так как подрядчик «исчез», а за работы не отчитался или выполнили некачественно и т.д.. Не считаете ли Вы, что сам ход исполнения контракта – это так же процесс, которых требует реформирования и осуществления жесткого контроля со стороны государства?
  7. Какие перспективы, на Ваш взгляд, ждут госзаказ при переводе большей части закупок на электронные аукционы?
  8. Считаете ли Вы положительным  перевод большинства госзакупок на электронные площадки?
  9. В чем, по Вашем мнению, слабые места нынешней реформы в госзаказе?
  10. Одной из проблемных тем, обозначенных в послании Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева, стала сложившаяся в стране система закупок для государственных и муниципальных нужд, которая требует существенных изменений. Какой Вам видится система госзаказа в России?  Чего, в первую очередь, должны коснуться изменения?
  11. Действительно ли существующая система, ориентированная на электронные торги, приведет к снижению коррупции, росту конкуренции и существенной экономии бюджетных средств?
  12. Целесообразно  ли создание системы мониторинга государственных и
    муниципальных закупок? Если да, то в какие сроки?
    Какие параметры она будет отслеживать и каким образом?
  13. Не считаете ли Вы целесообразным убрать из государственных и
    муниципальных закупок неконкурентные  торги (с одним и двумя
    участниками) и внести соответствующие изменения в 94-ФЗ?
  14. Действительно ли существующая система, ориентированная на электронные торги, приведет к снижению коррупции, росту конкуренции и существенной экономии бюджетных средств?
  15. Как и какой мировой опыт использовался при подготовке нормативно-правовых актов регулирующих государственный заказ в Российской Федерации?
  16. Чем было вызвано появление именно 5 электронных торговых площадок, а не, к примеру, одной на всю страну?
  17. Чем Вы можете объяснить использование электронных аукционов в заказах на строительство, являются ли заказы на строительство  типовой продукцией?
  18. Правда ли что заказы размещённые на электронных торговых площадках не дублируются на официальном сайте государственного заказа и поставщики вынуждены просматривать каждый сайт электронной торговой площадки по отдельности ?
  19. Можете ли Вы привести число муниципалитетов получивших электронные цифровые подписи и готовых публиковать свои заказы на едином сайте с 1 января 2011 года?
  20. Считаете ли Вы что создание единого сайта государственных закупок соответствует принципам федерального государства которым является Российская Федерация?
  21. Можете ли Вы привести цифры по конкуренции между поставщиками на электронном аукционе? Например, сколько в среднем участников участвует в аукционах?
  22. В чём по вашему кроется основная причина коррупции после принятия 94-ФЗ ?
  23. 14 декабря госпожа Ускова доложила Президенту РФ следующее "Россияне - люди скромные - любят говорить про проблемы, но умалчивают о победах. Давайте озвучивать _позитивные результаты_ модернизации - например электронные аукционы, электронное правительство - что у Грефа, в Татарстане и пр. - их капитализация подходит к миллиарду. Пусть весь мир узнает - что нам есть чем гордиться. Давайте что ли коммиксы на эту тему рисовать"
    Как Вы считаете стоит ли рисовать комиксы на эти темы и стоит ли гордиться электронными аукционами госпожи Усковой (roseltorg.ru)?
#1 Резюме обсуждения

Уважаемые коллеги!

Спасибо за дискуссию, свод экспертных мнений был направлен в Федеральную антимонопольную службу и Администрацию Президента Россиской Федерации.

В преддверии новой редакции Федерального закона № 94-ФЗ, предлагаем принять участие в обсуждении, посвященном реформе госзаказа. 

http://www.gosbook.ru/node/16635


Комментарии (59)

Александр Перминов, Государство 

1.Участники еще только начинают осознавать  что процесс перехода на электронные торги неизбежен. По состоянию на 2010 г. 1 или 2 участника это нормально, думаю что дальше будет лучше. Количество участников зависит напрямую от времени размещения  заказа, В первой половине года хватают все не глядя, во 2 половине года  все наоборот,,,,

2. Нет не смущает.

3.  Копии   актов  ввода в эксплуатацию объектов   капитального строительства требовать в  качестве  подтверждения квалификации  Подрядчика это полная  чушь. Со временем Подрядчики обзаведутся  нужными бумагами.   ????  как Заказчику  оценить - не "липовый" ли представили  акт и по каким основаниям отклонить  Подрядчика  от участия в аукционе если просто есть подозрения что представили  "липу", ведь времени на  запросы и ожидание   ответа  - нет, а если  еще  придет через некоторое (длительное)  время отрицательный ответ, а Подрядчик уже начал работать, как быть?

4.  Эквивалентность- серьезная тема!!!!!

5. Работать с Исполнителем только без аванса по факту выполнения  всех   работ или поставки  всего товара. Размещаться надо в 1 половине года, чтобы была возможность в случае чего повторно запустить процедуру.   При этом еще   при исполнении контракта  надо смотреть чтобы не "доэквивалентились" и  сделали качественно.   

6.Надо ужесточить  и упростить применение  штрафных   санкций по отношению к недобросовестным Исполнителям.

7. Положительные.

8.Считаю -ДА.

9 Законы касающиеся  размещения заказов на мой взгляд пишут те,   кто реально этим не занимался на практике.

10.Переработать закон о торгах и  заставить нести   ответственность  за стабильную 9без сбоев)   и честную работу  сами   электронные площадки.

11.Считаю - ДА. Но надо следить за электронной  площадкой чтобы  ее  сотрудники не сливали налево информацию   и  базы площадки  не взламывали по заказу хакеры.

12. Мониторинга с чьей строны и кем? Или подразумевается создание еще одной контрольной  структуры подобной ФАС. И что необходимо  отследить - разместился ли Заказчик а первом полугодии, не размещается ли Заказчик  под самую "елочку" и  что дальше. Считаю  что получим море  бумаг в виде разной  отчетности  и   еще одну ФАС  со своим   94-ФЗ (типа).

13. Ну и что из этого,   что  заявились 1 или 2 участника. Иногда на  всякую  мелочевку  желающих найти ой как  трудно. Подрядчики итак возмущаются -  что площадке надо за заключенный контракт платить (на Сбербанке - 5000,0 рублей), а прибыли с  маленьких бюджетных контрактов много не поимеешь. Ну исключим мы из закона  эту возможность   и что дальше, придется писать в ФАС с просьбой заключить с единственым поставщиком.

 

Олег Плинк, Бизнес 

Хочу поспорить по двум пунктам.

Мониторинг.  Сейчас уже имеется множество источников данных о проведенных торгах (официальный сайт и электронные площадки). Но анализ этих данных не проводится. Достаточно сказать, что на официальном сайте очень долго висели данные, что экономия по электронным аукционам менее одного процента. Сейчас эти результаты убрали. Так какая же все таки? Поэтому не  надо никаких новых форм, никаких новых органов, надо лишь анализировать уже имеющиеся данные.

Неконкурентные торги. Начну с такого примера. Если Вы соберетесь покупать автомобиль (для себя лично), я думаю Вы посмотрите не менее десятка вариантов, прежде чем примите решение. Непонятно почему, при закупках для государства можно ограничиваться одним вариантом. Но главное в другом. Большая часть госзакупок идет сейчас через неконкурентные торги. Если их не отменить, коррупцию не победить.

Константин Таратыркин, Бизнес 

Олег мониторить, должна общественность, вот с ней проблема, её кажется нет!

Олег Плинк, Бизнес 

Константин, по моему,мониторить должны и государство и общественность.

Насчет общественности - Бегтин мониторит, я понемногу. Кстати, послал письмо С.С.Собянину с предложением создать такую систему для московских торгов. Посмотрим, что ответит.

Константин Таратыркин, Бизнес 

Олег, Вы когда последний раз общались с чиновниками, которые у нас и есть власть сильно придержащая. Так что отдать мониторинг власти, лучше уж выкинуть. Вот принципиально поучаствовал в котировках, чтобы показать как дурят нашего брата. В понедельник выложу в интернете, да наверно и на Госбуке. Конечно выиграла фирма которая до этого никогда не занималась строительством, да это и не надо, занимается она совсем другим.

Мониторить необходимо людям кровно заинтересованным в отсутствии откатов и нормальной бизнес среды. А чиновники должны только выполнять свои функции.

Олег Плинк, Бизнес 

Может Госбук возьмется за систему мониторинга?

Весь вопрос в деньгах на создание и поддержку системы.Но ведь на этот сайт нашли!

Константин Таратыркин, Бизнес 
Моё мнение надо разбивать на маленькие секторы рынок и контроль друг за другом будут вести сами участники рынка (секторов), в этом случае будет и качество и сайта и гражданское общество.
Олег Плинк, Бизнес 

Константин, как экономист - теоретик боюсь, что участники просто сговорятся между собой.


Константин Таратыркин, Бизнес 

Как практик говорю, если будет порядочный и честный человек руководить процессом, торги будут идти по закону! С порядочными у нас к сожалению напряженка хоть с Германии завози. Когда есть конкуренция, договориться невозможно, надо просто работать!

Олег Плинк, Бизнес 

Это ж сколько немцев надо будет завести)))

У меня более простой рецепт. Американцы провели анализ ВСЕХ строительных государственных торгов за несколько лет (о пользе системы мониторинга). И выяснили, что торги с числом участников менее шести неконкурентны.

Поэтому у нас на несколько лет надо в законе прописать, что если на торги пришло и участвовало менее пяти участников, то торги объявляются несостоявшимися. И никаких закупок у единственного источника.

Кстати, когда я работал в нефтяной компании ЮКОС, в положении о закупках было записано, что для закупок необходимо не менее трех участников. Но по опыту - трех мало.


Константин Таратыркин, Бизнес 

Олег у нас пока столько предпринимателей просто нет, наша власть их просто съела. После встречи с ОБЭПом из десяти предпринимателей восемь идут работать по найму, вот где отбор. Остальных доедают пожарные и налоговая, так что теория американская никуда не годиться.

Юкос для нас не авторитете, не умел играть по правилам, вот и съели!

Олег, среды пока нет, есть в большем количестве чиновники!

Олег Плинк, Бизнес 

А Бойко авторитет?

Интересные вещи он пишет- на негосударственных торгах 10 участников. правило, а не исключение, а на государственных все наоборот.

Значит "дело было не в машине,...."

Константин Таратыркин, Бизнес 

Олег, давайте подайдём серьёзней вот если торги будут по поставкам яблок сколько будет поставщиков? А если по поставкам автоматов АК-74  каково будет количество участников. Вообще говорить приятно, а дьявол  в мелочах!

Олег Плинк, Бизнес 

Простите, не понял. Автоматы по моему,производят очень много фирм,

в т.ч. , АКМ 74 - по памяти, китайцы и еще с десяток стран

Андрей Шабанов, Государство 

Олег Плинк писал(а):

Константин, по моему,мониторить должны и государство и общественность.

Насчет общественности - Бегтин мониторит, я понемногу. Кстати, послал письмо С.С.Собянину с предложением создать такую систему для московских торгов. Посмотрим, что ответит.

Олег, Ваше письмо МЭР расписал мне.

У Вас готовы материалы для встречи?

Олег Плинк, Бизнес 

Андрей, спасибо за оперативную реакцию.

Для предоставления материалов необходима предварительная встреча для анализа ситуации, уточнения требований и возможных путей реализации.

Константин Таратыркин, Бизнес 

Олег, вот всегда так не готовы. Критиковать легче чем сделать, это нормально. Кстати у меня есть конкретные предложения, проработанные, даже опробированные у них, стоить только адаптировать к нашим условиям. 

Олег Плинк, Бизнес 

Готовы. Действую в соответствие с общепринятой практикой успешного создания сложных информационных систем.

А у Вас готовые предложения по анализу электронных аукционов?

Константин Таратыркин, Бизнес 

Уверены, что будет успех? Ну, ну!

Олег Плинк, Бизнес 

А в чем причина  скептицизма?

Константин Таратыркин, Бизнес 

Олег, ну что Вы, мне у вас хлеб отбирать не с руки. У меня задача узкая создать систему желательно лично, для работы без откатов, получится хорошо, не получится им не надо! 

Олег, если предложу Вам сделать безкоррупционной строительство дорог, то это равносильно приглашению на собственные похороны. Закатают в асфальт не улыбаясь!

А поговорить вообще и не о чем, это да это получится!

C предложением у меня всё в порядке, с чертежами, сметами и даже видиороликом! 

Андрей Шабанов, Государство 

Олег Плинк писал(а):

Андрей, спасибо за оперативную реакцию.

Для предоставления материалов необходима предварительная встреча для анализа ситуации, уточнения требований и возможных путей реализации.

Что значит анализ ситуации и почему для этого нужна встреча?
Какие требования и к чему?
У Вас есть конкретные предложения по модернизации системы ЕАИСТ в Москве?

Олег Плинк, Бизнес 

 Я не предлагал модернизацию ЕАИСТ, соответственно конкретных предложений по ее модернизации у меня нет. 

В письме речь шла о разработке и создании отдельной системы интеллектуального анализа данных государственных закупок с целью определения завышения цен, сговора поставщиков и различных аномалий, например, демпинга. Насколько я знаю, ни у Контрольного комитета города Москвы, ни у Федеральной антимонопольной службы нет необходимых информационно - аналитических ресурсов для работы в этом направлении, а в ручную много не накопаешь.

 Данные для анализа предполагается брать с электронных площадок, прайс листов и официального сайта. В системе предлагается использование комплекса средств интеллектуального анализа данных с использованием интенсивно развивающейся в последнее время эконометрики аукционов и конкурсов.

Основным методом является структурный анализ аукционов и конкурсов. При использовании непараметрических методов данный анализ позволяет по результатам ценовых предложений определять себестоимости поставщиков и в дальнейшем оптимальную начальную цену торгов в соответствие с математическими моделями теории аукционов. Данный подход широко используется за рубежом, например, для проведения анализа строительных и лесных торгов. На основе параметрического анализа может быть определено необходимое число участников торгов как в целом, так и в разрезе по отдельным категориям товаров (услуг, работ), а также потери (экономия) по результатам торгов. Данный метод использовался для анализа потерь (экономии) государственных закупок Республики Чили. В частности, установлено, что потери госбюджета в торгах с единственным участником (а у нас их большинство) составляют около десяти процентов, в то время как экономия от торгов, например, с 4 участниками находится на уровне пятнадцати процентов. Кроме того, предлагается использование регрессионного анализа результатов торгов на возможный сговор поставщиков и определение минимального числа участников как средства борьбы с этим явлением. Так например, применение данного метода для анализа строительных торгов в США показало, что минимальное число участников для исключения сговора в среднем равно шести. Другим возможным методом борьбы может быть снижение начальной цены торгов. В системе предусматривается возможность установления «устойчивых пар», очень актуальная в государственных закупках, когда у определенного госзаказчика побеждают одни и те же поставщики. Также возможно проведение анализа сговора поставщиков на схему bidrotation.

 Состав комплекса используемых средств анализа данных, а также числа решаемых задач я и хотел уточнить в ходе предварительной встречи.

Андрей Шабанов, Государство 

В Москве на базе ЕАИСТ и УБП имеется система анализа размещения заказа и контроля начальных цен.


Создание новой системы не рационально. Поэтому будут рассматриватся только предложения по модернизации ЕАИСТ. Она является экспериментальной площадкой по созданию ФСК.


Желателен пример использования Вашей идеи по изменению любого проведенного аукциона или конкурса.


Каких данных Вам не хватает для создания тестового примера?

Олег Плинк, Бизнес 

К сожалению, для проведения анализа требуются достаточно большие выборки. Так например, американцы для анализа строительных конкурсов брали выборку из 10 000 конкурсных предложений за пять лет. А это большая работа по подготовке и анализу данных.

Сейчас работаю над тем, чтобы найти способ как сделать тестовую задачу на малой выборке.

Андрей Шабанов, Государство 

Тогда жду.


Как определите объем необходимых данных скажите, сделаю выгрузку из ЕАИСТ.

Олег Плинк, Бизнес 

Посмотрел, на малых выборках не протестируешь.

Соответственно, надо обрабатывать очень большие объемы информации. Предложение следующее. Мы готовы проиндексировать Ваш сайт и система интеллектуального анализа данных сама будет находить необходимые данные для дальнейшего эконометрического анализа.

Андрей Шабанов, Государство 

Если Вас интересует сайт то информация о торгах размещена на
http://tender.mos.ru/torgi/Search.aspx

Андрей Шабанов, Государство 

Дополнительно скажу.


С анализами торгов в Москве проблем нет. Множество отчетов Тендерного комитета.


А вот с деловыми предложениями по модернизации системы размещения не говоря о реализации уже разработанных изменений по результатам этих анализов большие проблемы.


 

Константин Таратыркин, Бизнес 

Андрей, мне кажется есть проблемы и главная проблема, проблемы не четко сформулированы, фамили кто их будет решать вообще отсутствуют, будет конкретика в фамилиях, как чиновников так и предпринимателей, дела пойдут успешней, а то сплошное желание не рисоваться.

Андрей, большое спасибо за смелость отвечать в интернете!

Нина Кузьмина, СМИ 

Александр Бойко

Председатель Совета директоров B2B-Center

По статистике на электронные аукционы приходят один или максимум два участника, это сложившаяся практика. Соответственно, экономии на таких торгах практически нет. Как Вы можете прокомментировать эту ситуацию?

Совсем недавно проводились совещания, на которых озвучивалось, что в рамках порядка 70% торгов, проходящих сегодня, происходит закупка у единственного источника. Это говорит о том, что на торги пришел только один поставщик и была сделана только одна ставка. Соответственно, об экономии никакой речи там быть не может. И на сегодняшний день имеющаяся система электронных торгов не решает этой проблемы, потому что нет сложившегося рынка на электронных площадках. Те площадки, которые есть на сегодняшний день, не заинтересованы в расширении рынка, а заинтересованы только в определенных депозитах, которые кладутся на счета операторов. Поэтому сейчас даже при условии того, что на некоторых площадках, точнее, на одной площадке Сберегательного банка идет активная  регистрация, количество участников там достаточно низкое.

Как дальше решать эту проблему? Вы видите пути выхода из этой ситуации?

В своем секторе, в корпоративном, мы знаем, как работать с такой ситуацией. Мы привлекаем клиентов, делаем рассылки, проводим мероприятия, и сейчас в нашей системе большая база участников. Площадка должна быть активна для того, чтобы привлечь поставщиков, а не дожидаться, когда государство распорядится. Все три действующие площадки ждут, когда все построятся и под барабанный бой пойдут к ним. У коммерческой площадки есть своя активность, все бьются за клиента. А здесь никто за клиента не бьется, потому что действуют в рамках созданной государством олигополии.

Какие перспективы, на Ваш взгляд, ждут госзаказ при переводе большей части госзакупок на электронные аукционы?

Я думаю, что с 1 января государственные закупки на этих площадках ожидает коллапс. Знаете, строгость российских законов компенсируется их невыполнением. Это не мною сказано. И только невыполнение законодательства и то, что не все идут на электронные торги, спасает эти площадки от того, что они пока не «падают».  На сегодняшний день, если мы посмотрим статистику по площадкам, мы увидим, что они достаточно часто, извините за сленг, «ложатся». Они не выдерживают технологической нагрузки, а ведь это только на сегодняшний день. Мы делали анализ и увидели, что на электронные площадки пришло около 29% заказчиков, которые начали работать. То есть просто зарегистрировавшихся, наверное, больше, а вот реально работающих - около 29%. С 1 января должны прийти все муниципалы, а это существенно большее количество участников. И, соответственно, я думаю, что в данной ситуации просто технологически площадки не выдержат. И именно в этот момент станет понятно, почему мы говорим о расширении количества площадок. Я, конечно, понимаю, что некоторые площадки могут вложить достаточно большие суммы денег на расширение технологической базы, но проблема не в том, что не выдерживает железо, - не выдерживает софт. Потому что все, кто занимается такими разработками, знают, что так называемые баги всплывают в течение года-двух после разработки, и эти баги надо устранять.

Каким образом дальше решать эту проблему?

Вы знаете, сейчас Президент распорядился до апреля месяца переписать 94-й Закон. Я думаю, что коррективы произойдут, в том числе и в области количества электронных площадок. Я думаю, что все эти нюансы будут в новом законе учтены, будет произведена работа над ошибками.

А в чем, по Вашему мнению, слабые места нынешней реформы госзаказа, какие основные моменты спорные?

Вы имеете в виду – которой реформы госзаказа, которая пять лет идет? Вы о 94-м законе? Н

94-ФЗ уже только ленивый не поругал. Наверное, издержки заключаются в том, что не обязательно просто задешево купить. Это неправильный постулат. В госзакупках не может быть основная задача – сэкономить деньги. В госзакупках должна быть первая задача – эффективно потратить. И вот этот первый постулат борьбы с коррупцией затмил все остальные, и поэтому, борясь с коррупцией, все утратили понимание, для чего, собственно, и существует Закон «О государственных закупках», который в первую очередь должен работать на эффективное использование бюджетных средств. Понимаете, если вы задешево покрыли крышу, но вам на следующий год ее надо покрыть снова, а на следующий снова, то вы понимаете, что приведенные затраты будут гораздо выше. А если он правильно сделан, то речь идет о том, что вы покрыли крышу один раз и 25 лет ее не трогаете. Вот что значит экономия, а не то, что вы одномоментно так здорово задешево покрыли крышу.

Одной из проблемных тем, обозначенных в Послании Президента Российской Федерации, которое буквально недавно было озвучено, стала сложившаяся в стране система закупок для государственных муниципальных нужд, которая требует существенных изменений. Вам контур этой всей системы каким видится?

Есть одна хорошая и, в принципе, правильная идея - создание определенной контрактной системы, где закупки – только часть системы государственного заказа. Система государственной контрактации подразумевает, что закупка – это только часть схемы, в которой сначала идет планирование, потом закупка, потом исполнение. И только когда мы видим всю картину целиком, мы можем понять, где произойдет эта экономия и насколько будут правильны приведенные затраты относительно сегодняшней закупки, или через пять лет нам придется потратить еще деньги, может быть, большие. Только общая картина сможет нам показать, как эффективно расходовать деньги. Плюс это изменения, связанные с закупкой услуг, НИОКРов, высокотехнологичного оборудования, что на сегодняшний день 94-м Законом абсолютно не решается.

Система, ориентированная на электронные торги, действительно ли приведет к снижению коррупции, росту конкуренции и существенной экономии?

Вы сказали сейчас очень хорошую фразу, которая отличается от фразы государственных чиновников. Вы сказали «электронные торги», а  чиновники ФАСа и Минэкономразвития говорят «электронные аукционы». А это, поверьте мне, «две большие разницы», как говорят в Одессе. Потому что в электронных торгах существует огромное количество процедур, и заказчик имеет возможность выбора процедуры (по крайней мере, в корпоративном секторе, в котором мы работаем) - в зависимости от того, что ему нужно. На закупку работ и услуг он проведет электронный конкурс, который приведет и к публичности, и к прозрачности. А, допустим, на однозначно описываемые товары он проведет аукцион, и это будет абсолютно правильно. Электронный аукцион – это панацея от всех бед. И тот аукцион, который придумал ФАС в главе 3.1, абсолютно не решает проблемы, в том числе, с которыми они борются - прозрачность, борьба с коррупцией. Потому что сам по себе этот аукцион крайне коррупционноёмкий. Это все уже признали, в том числе МЭР. Поэтому электронные торги – это, наверное, положительная вещь, но когда речь идет не только об электронных аукционах, на которые надо выставить все закупки и тогда будет всё прозрачно и без коррупции. Это неправда.

Как Вы считаете, чем было вызвано появление именно пяти электронных площадок, а не, к примеру, одной на всю страну?

Ну почему? Появилась одна на всю страну. На сегодняшний день, если вы посмотрите на статистику, вы увидите, что на двух площадках из трех работающих происходит падение, точнее, на московской происходит падение, на татарской маленький-маленький рост на 2%, а количество торгов растет только на одной площадке. Собственно, я так думаю, что изначальная идея была в создании одной площадки. Но чтобы уйти от понятия монополизации, им в довесок дали еще двух слабых конкурентов, чтобы одна площадка не несла на себе бремя ответственности за всё случившееся, чтобы можно было говорить «вот видите, у других тоже не получается». Поэтому я считаю, идея сводилась к тому, чтобы была одна площадка. Согласитесь, что чиновник, работающий в Саха-Якутии, не пойдет на татарскую или московскую площадку, они ему абсолютно не близки, он пойдет на площадку Сбербанка. А по поводу мотива, что пять площадок легко контролировать, а вот десять нелегко, могу сказать следующее: легко контролировать, в принципе, сколько угодно, если вы зададите правильный алгоритм контроля.

А правда ли, что заказы, размещенные на электронных торговых площадках, не дублируются на официальном сайте Госзаказа? И поставщики вынуждены просматривать каждый сайт электронной площадки по отдельности.

Вообще-то по закону полагается публиковать извещения на общегосударственном сайте. Но найти там информацию так же сложно, как найти на каждой площадке. Иногда система поиска на площадке выглядит проще, чем система поиска на общем сайте. Будем говорить, функционал этих площадок на сегодняшний день не развит. Я могу вам сказать, просто приведя пример, что на нашей площадке, если вы зарегистрировались как поставщик услуг по строительству, то на любой аукцион или конкурс, который будет происходить на данную тематику, вы обязательно получите приглашение, и вам не надо ничего мониторить. Просто неразвитый функционал этих площадок заставляет людей искать, смотреть, мониторить постоянно, проверять. И об удобстве сервисов для клиентов площадки, работающей в олигополии, естественно, никто не печется. Поэтому люди смотрят, ищут на каждой площадке. Так все равно удобнее, чем на государственном сайте.

Можете ли Вы привести цифры по конкуренции между поставщиками на электронном аукционе? Например, сколько в среднем участников участвует в аукционах?

В начале нашей беседы я сказал, что в государственном секторе 70% - это закупка у единственного источника. То есть, это одна ставка, один участник.

А в негосударственном?

В конкурсах среднее количество участников на одну процедуру составляет  порядка 12-14 компаний. Но это всё зависит от процедур, нельзя усреднить. Потому что в торгах на строительство гораздо больше участников,  на спецоборудование - меньше… Вы знаете, здесь получается «средняя температура по больнице». Эту статистику любит обычно ФАС приводить.

В чем, по-Вашему, кроется основная причина коррупции после принятия 94-го ФЗ?

Причина коррупции после принятия 94-го ФЗ кроется в самом 94-м ФЗ. Там есть такие моменты, которые позволяют и сговор, и возможность… Будем говорить так: раньше основной проблемой для поставщика считался недопуск на конкурсы. На сегодняшний день в 94-м Законе возможность не допустить поставщика на электронный аукцион точно так же присутствует. А тем более, когда это право еще предоставили третьему лицу: оператор площадки имеет возможность по какой-либо причине не допустить участника до торгов. Тогда возникает еще бóльшая возможность для коррумпированности. И это, наверное, та нерешенная проблема, которую заложили изначально. Сказали: мы боремся с коррупцией. Коррупцию нельзя побороть. Мы должны бороться за что-то другое. Поставьте другую задачу, и, может быть, ее мы решим. Я считаю, основной задачей должно быть эффективное расходование средств. И, наверное, в связи с этим может измениться и коррупционная емкость. Допустим, в Евросоюзе торги проводятся небольшими лотами, до 60 тысяч, поэтому количество поставщиков достаточно большое, а так как гешефт там не очень большой, то нет смысла договариваться. То есть, они разбивают лоты, на остальное действуют по контрактной системе. Это другая практика. И я считаю, что если ввести аукцион на однозначно описываемую продукцию, а на услуги и работы провести, допустим, электронные конкурсы, то это гораздо лучше. Мы видим, что в корпоративном секторе сговора практически не существует. И когда предлагается ту же систему ввести… Государственные закупки ничем не отличаются от корпоративных, разве что только Бюджетным кодексом, исполнением и некоторыми особенностями. И если те же принципы, что в коммерческих закупках, ввести в государственные, я думаю, хуже от этого точно для государства не будет. Потому что там собственники бьются за свои деньги и стремятся к оптимизации своих затрат. Неужели вы считаете, что государство более эффективный собственник, чем акционеры? Конечно, нет.

Я хочу добавить, что сейчас, после слов Президента о том, что надо не вносить изменения в 94-й ФЗ, а написать новый закон, есть возможность устранить все ошибки, которые были совершены за эти пять лет, хочется на это надеяться.

Константин Таратыркин, Бизнес 

Олег, прочитал Ваши вопросы. Хорошо написано, продумано и с умом.

22)В чём по вашему кроется основная причина коррупции после принятия 94-ФЗ ?  

Могу объяснить Ваш 22 вопрос. Нам нравиться коррупция и ничего никто с этим делать не  хочет. Пока с низу не начнут борьбу с откатами, на верху не откажутся брать то что дают. Ну не дураки же там. У меня есть простая идея по ремонту, точнее замене (установке) люков (канализационных, водопроводных, газопроводных...) и ремонт колодцев. Деньги трудные и возможны быть освоены малыми предприятиями. Шанс построить безоткатную систему есть, попробуем проверить надо это власти или будем проваливаться в канализацию на дорогах! Закон принят и нам с ним жить, власть большого выбора не даёт!


    "Поразмысли о настоящем и вразумись на будущее, дабы 

соединить опыт с благоразумием и стать удачливым в делах". 

Константин Багрянородный

Олег Плинк, Бизнес 

На мой взгляд, власть все таки заинтересована в борьбе с коррупцией. Надо помочь ей. На данный момент, это коррекция 94-ФЗ

Константин Таратыркин, Бизнес 

Олег, поболтать на тему борьбы с коррупцией это да! Власть тут лучше всех, а реально никаких делов. Ну разве что грамоту Транснефти вручили.

Олег Плинк, Бизнес 

Борется.

Хочу вернуться к началу поста  "Судя по широкому замаху, от электронных аукционов ждали  качественного и количественного увеличения  конкуренции на торгах, резкого снижения коррупции, существенного увеличения экономии государственных средств". 

Но не получается пока. Надо помочь.

Константин Таратыркин, Бизнес 

Олег, нас тут желающих помочь видимо невидимо, народ для разврата собран. Только скажи и коррупции не будет, бо нас миллионы!

Олег Плинк, Бизнес 

Ну раз народ готов, ждем власть для диалога.

Константин Таратыркин, Бизнес 

Шестнадцатого декабря выйдут и в неприличной конструкции покажут палец всему народу, чтобы народ себе не только лишнего не позволял, но и не думал!

Олег Плинк, Бизнес 

Посмотрим

Константин Таратыркин, Бизнес 

Люблю оптимистов!

Сергей Лыпкань, Разное 

Хорошие вопросы, но для начала предлагаю ответить на следующие:

- Если покупатель до аукциона решил: у кого он будет покупать, что и по какой цене, какой смысл в аукционе?

- Если чиновник ищет того кто даст ему больший откат, какой смысл в конкурсе, аукционе, количестве площадок и т.д.?

- Кто-нибудь может описать процедуру торгов, в рамках которой покупатель, пришедший за позолоченной кроватью, купил бы соответствующее количество больничных коек?

По поводу: кто кого должен мониторить. Действия правящей партии должны мониторить оппозиционные партии и рассказывать о своих наблюдениях избирателям. 94 ФЗ, в частности, должен определить возможность и порядок такого мониторинга по поводу госзакупок.

Согласен с Константином Таратыркиным: "Олег мониторить, должна общественность, вот с ней проблема, её кажется нет!"

Зато есть много обиженных подрядчиков желающих переписать правила торгов: либо как Паниковский "нам с вами по четыре, а Балаганову две", либо как Балаганов "по справедливости - всем поровну", и в пылу своих дискуссий совершенно забывая принцип "кто платит - тот заказывает музыку", но никак не наоборот. По сути, вся эта бурная деятельность есть попытка сформировать некую "руководящую и направляющую", которая и будет решать: кто у кого и что должен покупать и почем (эдакий аналог Госплана – Госраспил). Боюсь, что этим дело и кончится.

Иван Бегтин, Бизнес 

Сегодня экономия при осуществлении госзакупок рассматривается только исходя из данных о снижении начальной максимальной цены. При этом никто не отслеживает, исполнен ли контракт, используется ли закупленное оборудование, не пришлось ли заказчику проводить торги на закупку той же продукции, так как подрядчик «исчез», а за работы не отчитался или выполнили некачественно и т.д.. Не считаете ли Вы, что сам ход исполнения контракта – это так же процесс, которых требует реформирования и осуществления жесткого контроля со стороны государства?


Важен не только процесс исполнения, но и процесс планирования заказа, поскольку зачастую проблемы исполнения и некачественные товары являются следствием отсутствия оценок по "полной цене владения" когда кроме простой стоимости товаров, работ или услуг учитывались бы также последующие и сопутствующие работы на эксплуатацию и последующую модернизацию которые могут быть существенно выше начальной цены закупки.


Одной из проблемных тем, обозначенных в послании Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева, стала сложившаяся в стране система закупок для государственных и муниципальных нужд, которая требует существенных изменений. Какой Вам видится система госзаказа в России? Чего, в первую очередь, должны коснуться изменения?


Требуется серьёзная переделка или замена 94-ФЗ.


Целесообразно ли создание системы мониторинга государственных и
муниципальных закупок? Если да, то в какие сроки? Какие параметры она будет отслеживать и каким образом?


Я считаю такую систему целесообразной и, более того, возможной. Проект РосГосЗатраты - это пример того как подобная система может быть построена. А при возможности анализа планируемых и объявляемых торгов - это даст объективную картину процессов происходящих в государственном заказе.
На мой взгляд 1 года достаточно для построения подобной системы. А отслеживать она могла бы уровень реальной конкуренции по торгам, обеспечивать мониторинг средних цен, долю поставщиков на рынке госзаказов и очень многое другое.


Действительно ли существующая система, ориентированная на электронные торги, приведет к снижению коррупции, росту конкуренции и существенной экономии бюджетных средств?


Сомневаюсь. Электронные торги не более чем процедуры, а процессы до них - планирование заказа и после них - исполнение заказа, остались неизменными. Неотвратимость наказания заказчика за выявленные нарушения была бы куда более действенна чем электронные процедуры торгов. Относительно экономии - то экономия будет не ранее чем заказчики будут в ней заинтересованы, чего пока совершенно не наблюдается.


Как и какой мировой опыт использовался при подготовке нормативно-правовых актов регулирующих государственный заказ в Российской Федерации?


Лично у меня сложилось мнение что в российском регулировании государственного заказа мировой опыт игнорировался, а не учитывался.


Чем было вызвано появление именно 5 электронных торговых площадок, а не, к примеру, одной на всю страну?


Честно говоря всё происходящее вокруг отбора электронных торговых площадок сильно удивляет, поскольку значительной число опытных игроков на рынке были, на мой взгляд, несправедливо отсеяны, а с другой стороны видно что нет серьёзной работы по созданию среды информирования поставщиков об информации о государственном заказе. Что при множестве площадок и отсутствии стандартов раскрытия информации о госзаказе в машиночитаемых форматах приводит к необходимости отслеживать новые торги сразу на нескольких веб-ресурсах.


Чем Вы можете объяснить использование электронных аукционов в заказах на строительство, являются ли заказы на строительство типовой продукцией?


Я считаю что стоительство никак не может быть "типовой продукцией" и, лично мне не удалось найти ни одного мирового примера где это было бы иначе. Равно как и очень странно что вместо анализа строительного рынка и целенаправленного воздействия на него для понимания вопросов формирования цены, её обоснования и контроля качества исполнения - был выбран как бы рыночный путь, на рынке - где значительная часть "вопросов" решается нерыночными методами.


В чём по вашему кроется основная причина коррупции после принятия 94-ФЗ ?


Причина кроется в самом 94-ФЗ, его акценте на процедурах, очень слабой проработкой процессов планирования и контроля размещения государственного заказа.

Нина Кузьмина, СМИ 

Сергей Габестро

председатель совета директоров торгового портала "Фабрикант.ru"

По статистике на электронные аукционы приходят один или максимум два участника, это сложившаяся практика. Соответственно, экономии на таких торгах практически нет. Как Вы можете прокомментировать эту ситуацию?

Во-первых, давайте разберемся в том, куда приходят. Если мы говорим о национальных операторах, то да. По той средней статистике, которую публикует Министерство экономического развития, приходит один участник или чуть больше. Это придуманные искусственные структуры, которые никогда в этом бизнесе не работали, не умеют работать клиентоориентированно и считают, что если они приняли какие-то государственные решения по сведению в одном месте большого количества торговых процедур, то на этом бизнес заканчивается. На самом деле, именно на этом этапе бизнес только начинается и тут возникает другой вопрос – смогут ли эти компании сделать реально клиентоориентированный сервис. Здесь даже не деньгами измеряется эта ситуация, а годами опыта. Сервис в ресторане и сервис в интернете это разные компетенции. По статистике «Фабриканта», у нас в атомной отрасли в среднем порядка 3,5 участников в одном лоте.

Как Вы считаете, при переходе на электронные закупки какая перспектива ждет наш госказаз?

В рамках нынешнего действующего закона ничего путного быть не может. 94-ФЗ, слава богу, принято решение не латать, а переписать заново. Это очень прогрессивное решение, это мнение рынка. В существующем законе глава 3.1, которая регламентировала электронные аукционы, так называемые сложные аукционы, была написана не экспертами, а некими функционерами, Федеральной антимонопольной службой вместе с Министерством экономического развития. Функционерами, которые не имеют отношения ни к госзаказу, ни к участию, ни к электронным системам, которые просто решили построить такую систему, с помощью которой, по сути, накрыть весь рынок. И управлять и финансовыми, и фактическими потоками административно, причем не просто контролировать их, а управлять. С точки зрения философии процесса так быть не может. То, что мы сейчас наблюдаем, по сути, обрушение всей той концепции, которая была принята в мае 2009 года и которая была реализована на пяти национальных операторах. Что касается всех решений, которые последовательно принимали президент и премьер-министр в части электронных торговых площадок. Они приняты следующим образом. Понятно, что принцип формирования пула национальных операторов, который существует в данный момент, порочен. Он имеет порок логики, потому что консервирует весь негатив, который есть, он создал олигополию из пяти площадок плюс два-три чиновника, которые влияют на эти пять площадок, и этот принцип с точки зрения тех векторов модернизации, которые задал президент, не будет никогда работать. Не выгодно участникам олигополии ни развиваться, ни улучшать сервис – просто незачем. И если вы спросите у РТС, ММВБ и других участников этого процесса – а вам-то это зачем? Они скажут – нам это навязали. И когда вы услышите этот ответ, вы поймете, что никто работать не будет, когда навязали. А участники рынка, которые есть, как минимум три-четыре компании могут быть сейчас в этом процессе дополнительно, их отсекли. Вот и все. Поэтому в нынешней конструкции ничего хорошего произойти не может. Дальше президенту стоило бы принять решение, что количество ЭТП может быть неограниченным, они должны быть не аффилированы с теми компаниями, которые на них проводят торговые процедуры, и критерии по отбору государством этих ЭТП должны быть утверждены на уровне национального стандарта. Это должен быть общий единый критерий, по которому если определенная компания созрела до необходимого уровня, она обретает право работать с государственным заказом. Сейчас прошел ряд совещаний в Министерстве экономического развития, сейчас готовит ответ правительство по поводу того, что оно готово этим заниматься в рамках измененного, нового 94-ФЗ. Потому что сейчас принимать какие-то решения с точки МЭРа преждевременно, потому что неизвестно, как это реализовывать, будет новый закон и неизвестно, каким именно он будет. Я думаю, что события будут разворачиваться именно так. Сейчас будут сформированы рабочие группы, будет принято решение о том, кто будет переписывать закон о госзакупках. Кстати, очень хороший опыт в Украине – там был на аутсорсинге разработан закон. Вспомните 94-ФЗ, сколько в нем страниц и сколько изменений, это огромнейшая пачка, разобраться в нем здравомыслящему человеку невозможно. Так вот, в украинском законе 38 листов. И все. По сути, сейчас основная задача, которую исповедует Миниэкономразвития, состоит в том, чтобы прописать в новом законе то, чего нельзя делать. Принцип прост: вот этого делать нельзя, а все остальное – можно, делайте. Если новый закон будет так реализован, то это будет разумно, это огромный шаг вперед. А информатизация, о которой мы сейчас говорим, я очень надеюсь, будет развиваться по направлению не создания некой олигополии. И тут вопрос не в том, пустили «Фабрикант» шестым или не пустили в пул национальных операторов. Меня иногда умиляют высказывания некоторых чиновников – ну что, Сергей Владиленович, вы же хотите просто стать шестым. В той конструкции отношений, которая сейчас есть между государством, площадками, участниками госзаказа и банками я вообще не хочу принимать участия. И не будет «Фабрикант» в этой системе работать, даже если у него будет право, потому что это все рухнет.

Вы считаете положительным перевод большинства закупок в электронный вид?

Если бы была готовая, созревшая инфраструктура, то перевод основного потока госзакупок в электронный вид оценивался бы как прогрессивный шаг. Но у нас сегодня нет инфраструктуры. Пять национальных операторов это узкое восприятие предмета. То, что электронная торговая процедура это только электронный аукцион, это большое заблуждение. Электронных торговых процедур больше десяти видов и везде в корпоративном секторе применяются разные процедуры, и аукцион занимает дай бог одну тридцатую часть по применению, потому что это очень жесткая процедура. А мне не нужна жесткая процедура, мне зачастую больше необходима гибкая процедура, чтобы принимать эффективные решения. Что касается очень странных людей, о которых я уже говорил, и которые не являются экспертами ни в госзакупках, ни в области IT, ни в области ЭТП и решили, что они все могут и создали систему. Они сделали простую вещь – вместо того, чтобы создавать информационное пространство, абсолютно прозрачное, транспарантное, где бы осуществлялись торгово-закупочные мероприятия, они создали олигополию из пяти точек. И говорят теперь – давайте все в эти пять точек, и здесь мы будет электронные аукционы осуществлять. На том этапе, на котором мы сейчас находимся, у нас вообще ничего нет и не будет с тем вектором развития, который был. Я надеюсь, он начнет меняться. На Западе есть разные методики, там порядка 10% закупок идут в электронном виде, то есть вся мелочевка. И есть некие императивные нормы, которые обязывают госзаказчиков через электронные торговые площадки это закупать. Все остальное идет в обычном режиме, потому что там никому не нужен коллапс, который у нас сейчас происходит. При этом я понимаю следующее: как только это информационное пространство, о котором я говорю, начинает расширяться, то туда перейдет все. Представьте просто на минутку – через десять лет для того, чтобы что-то купить, вам не придется выходить в магазин. Уже сегодня вы можете этим пользоваться, а завтра будет все абсолютно регламентировано, и наверняка будут совсем удобные торговые порталы, где вы просто зашли, написали что вы хотите, и вам даже больше связываться ни с кем не надо – к вам уже едут. Или едут тогда, когда вам это надо. Абсолютно очевидно, что через десять лет это будет все в едином информационном пространстве.

Одной из проблемных тем, обозначенных в Послании Президента Российской Федерации, которое буквально недавно было озвучено, стала сложившаяся в стране система закупок для государственных муниципальных нужд, которая требует существенных изменений. Вам контур всей этой системы каким видится?

Должны быть единые критерии, по которым те или иные ЕЭП обретают право работать с государством. Сейчас если мы не установим эти критерии, это будет большой ошибкой. К ним надо прийти. Я бы на месте государства сделал следующее. Во-первых, открыл бы полностью шлюзы и объявил, что любые госкорпорации, субъекты естественных монополий могут работать на любых площадках и объявил бы, что конкурентной процедура является тогда, когда она проводится в электронной форме, с момента ее опубликования до момента подписания контракта. И на открытой транспарантной площадке, чтобы была возможность через веб зайти и зарегистрироваться. Я бы это на законодательном уровне вот это прописал. И дал бы возможность работать госкомпаниям на любых площадках, с одним ограничением – чтобы они были не аффилированы с этими госкомпаниями. И дальше я бы год-два смотрел, как развивается отрасль. И в госзаказе я бы сделал то же самое. Но не дадут, это понятно. Если по госкомпаниям и субъектам естественных монополий «Деловая Россия» находится в конструктивной полемике с правительством, то по госзаказу пока полный антагонизм. Но при этом все понимают, что менять что-то надо, потому что в существующем режиме нас ожидает коллапс, и поэтому будет что-то меняться.

Как Вы считаете, действительно ли система, ориентированная на электронные торги, в идеальном ее варианте, помогает снизить коррупцию, повысить экономию и конкуренцию?

Если система не приводит к росту конкуренции, то непонятно, зачем она существует. Основная задача любой ЭТП, с моей точки зрения, это создание наибольшей конкуренции в каждом конкретном лоте, в каждой закупке. Площадка должна дать возможность заказчику выбрать из тех конкурентных предложения исходя из тех критериев и тех положений, которые есть у него. Что касается коррупции, то хочу спросить – у вас есть мнение, что телефон является средством борьбы с коррупцией? Телефон это не средство борьбы, а некий инструмент, с помощью которого те, кто занимается этой борьбой, может получать информацию, анализировать ее и использовать. А ручка шариковая, которой пишутся акты следователями? Вы же не называете ручку средством борьбы с коррупцией, вы просто при помощи нее боретесь с коррупцией, если хотите.

Дмитрий Кашко, Бизнес 

Олег, набор вопросов странный, непоследовательный, пересекающийся и тенденциозный, так что я отвечу в совем формате. Ниже можно будет и по конкретным вопросам пройтись.

  • - Ни у кого нет такой развитой системы электронных госзакупок потому что такой слепой монстр узконаправленного действия вряд ли кому нибудь нужен.
  • - По аукционам, к которым касался, количество участников - от 5 (поставка серверов) до 9 (поддержка сайта). Снижение цены заметное. Личное мнение: ОАЭФ отлично выглядят при поставках широко представленных на рынке товаров или выполнении понятных работ, не требующих высокой квалификации. Другим закупкам от ОАЭФ ни пользы ни вреда.
  • - Вообще, потрясает упорное стремление коллег каждый год объявлять очередную серебряную пулю, которая и только она теперь уж точно решит все проблемы. Мне куда ближе восточный подход с маленькими шагами.
  • - По проблемам существующего подхода к регулированию госзакупок ничего нового не открою - "здесь систему менять надо" - концентрация на процедуре закупки привела только к выдавливанию коррупции в области подготовки закупочной документации и фактического исполнения/приемки работ. Ну и класс недобросовестных поставщиков, паразитирующих именно на процедуре, развился попутно. А желание постричь все закупки под одну гребенку существенно усложнило жизнь всему нетиповому. Единственный плюс 94-ФЗ на мой взгляд - это открытость информации о госконкурсах. И практически никакой практики её использования. Из сотни очевидных нарушений до наказания виновных доходит в лучшем случае одно.
  • - Оптимальный механизм: открытость информации на всех этапах (от подготовки КД до подписания последнего акта) + конроль, в т.ч. общественный + активное и оперативное реагирование по результатам такого контроля. Общество воспитать можно если действительно регулярно и неотвратимо этим заниматься.
  • - В существующих условиях критично важны качественные техтребования, причем готовые заблаговременно. В этом случае заказчик защищен от халтуры, а раннее проведение закупки позволит не остаться заложником демпингиста или мошенника. Проблема в том, что основная масса чиновников в силу разных причин не утруждает себя качественной подготовкой техтребований - даже если у чиновника нет коррупционных намерений, получить от поставщика готовые техтребования и подтверждение разумности начальной цены всегда проще, чем писать требования и проводить ценовой анализ самому. Соответственно, существующий подход, основанный на процедуре и документации (и базирующийся, похоже, на философии "все люди - воры, правда в роботах и бумагах") часто приводит к прямо противоположным результатам - удобнее нарушить закон, чем его исполнить по духу, а не букве.
  • - Сертификатов ключей ЭЦП, пригодных для работы на ООС, выдано почти 390 тыс, до конца года, думаю, перевалит за 400. Сколько из них выдано муниципалам - регулярной статистики не видел, выборочная показывает, что большинство муниципалов не хотят ни получать ключи, ни работать с ООС. На мой взгляд в основном это связано со старой проблемой перераспределения полномочий между субъектовым и разными уровнями местного самоуправления. Почему-то что у нас ни строй - в результате всегда получается строго унитарная иерархическая системас интеллектом и гибкостью буровой вышки.
  • - В Татарстане "электронный регион" действительно построен, строился разумно но в тех же условиях обслуживания неподвижной в своем величии иерархической системы. сейчас вовсю пользуется плюсами и страдает от минусов такого подхода. 
Константин Таратыркин, Бизнес 

Движение за «Честный рынок» вносит предложение по созданию нормального сегмента рынка, основанного на рыночной конкуренции, с максимальным угнетением коррупционных моментов современного российского общества.

Предлагаем выделить из дорожного строительства и повторить мировую практику в сегменте ремонта, с заменой люков (канализационных, водопроводных, газопроводных...) и ремонта колодцев. Люки, которые делались во времена советской власти морально и технически устарели. Они практически везде выделяются как яма или как холм на дороге. Наши заводы выпускают люки по европейским стандартам и продают их в Европу. А мы в России устанавливаем люки советского образца, которые легко воруются, не отвечают элементарным требованиям качественного монтажа. Это выливается в ежегодное выделение средств на ремонт люков, и система осваивает гигантские средства, делая некачественный продукт, обогащая чиновников и дорожников и создавая проблемы для водителей.

Нина Кузьмина, СМИ 

Андрей Храмкин

директор Института госзакупок Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации

По статистике, на электронные аукционы приходят 1 или, максимум, 2 участника. Соответственно, экономии на таких торгах практически нет. Как Вы можете это прокомментировать?

Действительно, в настоящий момент именно такие ситуации наиболее характерны. Максимальное количество участников в электронном аукционе, о котором я слышал, это было пять участников. Ситуация вполне объяснимая. К сожалению, в настоящий момент на электронных площадках зарегистрировано очень мало поставщиков. Тем более регистрация сопровождается внесением некой суммы для обеспечения заявки, которая бывает достаточно значительной. В целом, тенденция такова: количество участников, которые регистрируются на ЭТП, с каждым днем все равно растет и, в данном случае, время работает на систему. Чем дольше будет время работы системы, тем больше будет зарегистрированных участников и выше будет конкуренция. Те цифры, которые обычно озвучивает как плановые Федеральная антимонопольная служба, а это 50-70 участников на один лот, они не такие уж и фантастические.

Не смущает ли Вас отсутствие зарубежного опыта в организации такой системы госзаказа – перевода большинства закупок на электронные аукционы?

Действительно, есть ряд стран, где электронные аукционы используются достаточно широко. Это, в том числе, и страны СНГ. Например, в Казахстане они распространены достаточно широко. Но с тем, чтобы перевести большинство закупок на электронные аукционы, я не согласен и вижу в этом большие проблемы. Дело в том, что у аукциона, в том числе и электронного, есть одна ключевая особенность: единственным критерием выбора поставщика является цена. А очень часто цена в госзакупках далеко не единственный параметр, по которому необходимо оценивать. Жестким критерием оценки цена может являться только при закупке простой продукции – бумаги, канцтоваров и т.д. Здесь по качественным характеристикам можно не оценивать, так как продукция стандартная.

В 94-ФЗ сказано, что при проведении торгов на закупку услуг по строительству крупных объектов достаточно в качестве подтверждения квалификации требовать копии актов ввода в эксплуатацию объектов капитального строительства. Данная информация не позволяет оценить, насколько качественно и в срок выполнены предыдущие заказы и, соответственно, оценить перспективы сотрудничества с этим подрядчиком. Что Вы думаете по этому поводу?

В данном случае квалификационное требование направлено на выяснение немного другого момента – заказчик должен иметь возможность оценить, обладает ли этот поставщик достаточным опытом выполнения подобных работ в подобных масштабах. Здесь не ставится задача оценить качество самих работ и квалификацию, здесь оценивается только наличие опыта аналогичных работ. Качество и квалификацию оценивают по другим параметрам. Правда, используя 94-ФЗ оценить их также довольно затруднительно.

Требования современного российского законодательства таковы, что участники могут предлагать эквивалент выставленного на торги товара. Очень часто эквивалентом дорогого, например, японского оборудование является китайский эквивалент. При этом начальная цена контракта формируется исходя из стоимости японского оборудования. Как нам известно, китайский аналог на рынке существенно дешевле, и если побеждает в итоге он, то получается, что мы приобретаем китайский товар значительно выше рыночной стоимости. Можно ли считать экономией государственных средств просто снижение начальной максимальной цены, когда при этом эквивалентное оборудование закупается по стоимости, существенно превышающей рыночную?

Ситуация очень известная и распространенная. Она не уникальна для России, с ней сталкиваются во всем мире. Когда существует разница между товарами в зависимости от поставщика, то с этой проблемой сталкиваются всегда. К сожалению, за рубежом решить этот вопрос пока так и не смогли. Если закладывать наименьшую цену, характерную для низкокачественной продукции, тогда автоматически отсекается дорогая высококачественная продукция. Если в качестве начальной цены закладывать цену дорогого оборудования, то, скорее всего, аукцион все равно выиграет та же самая низкокачественная продукция, но по завышенной цене. Придумать что-то, чтобы этого избежать, пока никому не удалось. Я много раз слышал рассказы о подобных проблемах от зарубежных коллег. Если брать ту же китайскую продукцию, то с ней подобные проблемы возникают во всех странах мира.

Как поступать заказчику в случае демпинга на торгах? Такие случаи приводят, в основном, к неисполнению контрактов и, соответственно, к неосвоенным бюджетным средствам. Это сложившаяся практика.

К сожалению, у нас, в отличие от большинства законодательств зарубежных стран, государственные заказчики не защищены от демпинговых предложений. Есть такая практика за рубежом, когда предложения с ценой ниже 20-30% от указанной начальной стоимости не принимаются к рассмотрению в принципе и отклоняются как демпинговые. Но у нас в законодательстве этого нет. Единственной возможностью не допустить некачественную поставку в данном случае является четкое отслеживание контракта и контроль за поставками продукции. Другого варианта в данный момент не существует.

Сегодня экономия при осуществлении госзакупок рассматривается только исходя из данных о снижении начальной максимальной цены. При этом никто не отслеживает, исполнен ли контракт, используется ли закупленное оборудование, не пришлось ли заказчику проводить торги на закупку той же продукции, так как подрядчик «исчез», а за работы не отчитался или выполнили некачественно и т.д. Не считаете ли Вы, что сам ход исполнения контракта – это так же процесс, которых требует реформирования и осуществления жесткого контроля со стороны государства?

На данный момент, во всей процедуре государственных закупок, у нас жестко регламентирован только процесс размещения заказа. Ни этап планирования и бюджетирования, ни этап исполнения контракта настолько жестко и однозначно на данный момент не регулируются. У многих экспертов, чье мнение в этом вопросе я поддерживаю, сложилось убеждение, что в нынешних условиях большая часть мошенничеств и коррупции в госзакупках сместились или на этап планирования или на этап исполнения контрактов. Действительно, это известная проблема, которую необходимо решать.

Какие перспективы, на Ваш взгляд, ждут госзаказ при переводе большей части закупок на электронные аукционы?

Я думаю, что будет массовая поставка некачественной продукции. Проблемы с рекламациями, проблемы с использование закупленного оборудования.

Считаете ли Вы положительным перевод большинства госзакупок на электронные площадки?

Скорее да. Думаю, что это положительный момент. У нас, к сожалению, через ЭТП осуществляются только электронные аукционы, других электронных процедур нет. Во всем мире более распространена методика проведения электронных конкурсов и котировок. Это действительно повышает прозрачность системы, ее подконтрольность и за рубежом сегодня наблюдается общая тенденция «электронизации» госзакупок. 

В чем, по Вашему мнению, слабые места нынешней реформы в госзаказе?

Слабые места нынешней реформы госзаказа известны. Если кратко характеризовать современную ситуацию с госзакупками, то с момента принятия Закона 94-ФЗ у нас идет латание дыр его первоначального редакции. Если посмотреть все поправки в закон, которые были приняты, это исправление тех недоработок, которые не были учтены на этапе подготовки законопроекта. Единственный плюс, это то, что, в отличие от всего предыдущего законодательства, 94-ФЗ все таки совершенствуется. Предыдущий закон (97-ФЗ), регламентировавший размещение госзаказа, был принят, действовал в течение нескольких лет, но никаких изменений в него не вносилось. Хотя проблем с ним было даже больше, чем с 94-ФЗ. 

В Послании Президента было заявлено, что надо не латать дыры в существующем законе, а переписывать его заново.

Подход очень правильный. Собственно, от 94-ФЗ, который был принят в 2005 году, почти ничего не осталось. Он практически полностью был изменен. Думаю, что действительно стоит подойти к этому не обрывочно как это делается сейчас, а написать концептуально целостный, современный и эффективный закон о размещении государственного заказа. С учетом создаваемой сейчас федеральной контрактной системы. Одной из проблемных тем, обозначенных в послании Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева, стала сложившаяся в стране система закупок для государственных и муниципальных нужд, которая требует существенных изменений.

Какой Вам видится система госзаказа в России? Чего, в первую очередь, должны коснуться изменения?

Если говорить о той системе, которая есть сейчас, то необходимо учитывать особенности закупок сложной и инновационной продукции и услуг. На данный момент это не учтено вообще. В частности, при закупке научно-исследовательских работ, значимость критерия квалификации до 45%, вопрос не сильно регулирует. Концептуально это должно быть прописано по-другому и специфика сложных и инновационных закупок должна быть строго регламентирована в законе. Еще один момент – необходимо, чтобы учитывались все этапы госзакупок. И планирование, и бюджетирование, и размещение заказа, и исполнение государственных контрактов. И, может быть, оценка эффективности исполнения государственных контрактов при реализации тех государственных задач, которые были поставлены перед тем ведомством, в рамках которого осуществлялась закупка. И, конечно, для новой концепции должна быть характерна «электронизация» и переход к электронному документообороту в более массовом масштабе.

Действительно ли существующая система, ориентированная на электронные торги, приведет к снижению коррупции, росту конкуренции и существенной экономии бюджетных средств?

Есть опыт Китая, Южной Кореи, и многих других стран, где значительная часть госзакупок проводится в электронном виде. Этот опыт показывает, что электронные торги действительно приводят к снижению коррупции, росту конкуренции и существенной экономии бюджетных средств. Как и какой мировой опыт использовался при подготовке нормативно-правовых актов регулирующих государственный заказ в Российской Федерации? В основе нашего законодательства, как и почти всех современных законодательств зарубежных стран, лежит типовой закон о закупках товаров работ и услуг для государственных нужд ООН, который включил в себя весь положительный международный опыт размещения государственного заказа, который имелся на момент принятия этого документа. Также использовался опыт Западной Европы, Америки и других развитых стран, в том числе азиатских – Гонконг, Сингапур, Южная Корея, где очень большая доля госзакупок идет через электронные площадки.

Чем было вызвано появление именно 5 электронных торговых площадок, а не, к примеру, одной на всю страну?

Это часто возникающий вопрос. Многие интересуются, почему не сделали либо одну площадку на всю страну, либо уж тогда по одной площадке в каждом субъекте федерации. Логика, которой руководствовались при принятии решения о количестве площадок, достаточно простая. С одной стороны, площадок не должно быть слишком много, потому что контролировать пять-семь площадок все-таки проще, чем 88 площадок да еще и в разных субъектах. Почему не сделали одну? Для поддержания конкуренции. Подход, при котором есть несколько площадок, на каждой из которых может размещать свой заказ любой заказчик, действительно приводит к росту конкуренции и площадки друг с другом конкурируют, стараются привлекать к себе государственных заказчиков. Сейчас представители ЭТП очень активно ездят по субъектам и городам, проводят специальные семинары, бесплатные. Чувствуется, что интерес у площадок есть, и стимулируется он именно тем, что их пять, а не одна. К тому же, вероятность сбоя на ЭТП все равно остается, и если она будет одна, то сбой даже на полдня приведет к очень серьезным последствиям для всей страны.

Правда ли что заказы, размещённые на электронных торговых площадках, не дублируются на официальном сайте государственного заказа и поставщики вынуждены просматривать каждый сайт электронной торговой площадки по отдельности?

Да, абсолютная правда. В рамках переходного периода до 1 января 2011 года информация об электронных аукционах на сайте не дублируется. С 1 января, как предусмотрено в законодательстве, информация будет на сайте и не нужно будет искать по каждой площадке по отдельности.

Можете ли Вы привести число муниципалитетов получивших электронные цифровые подписи и готовых публиковать свои заказы на едином сайте с 1 января 2011 года?

Этой информации нет ни у кого. Она есть у федерального казначейства, которое выдает электронные цифровые подписи. Но она каждый день меняется, потому что муниципалитеты обращаются регулярно. Я предполагаю, что, скорее всего, к 1 января все муниципалитеты не получат электронные цифровые подписи – просто не успеют. С учетом процесса выдачи и числа муниципалитетов и заказчиков уровня субъектов, я сомневаюсь, что это возможно.

Считаете ли Вы что создание единого сайта государственных закупок соответствует принципам федерального государства которым является Российская Федерация?

Да, думаю, что это правильно. На данный момент получается, что поставщики вынуждены искать информацию о госзаказе на продукцию, которую они готовы поставлять, по всем официальным сайтам – и федеральном, и на сайтах уровня субъектов, и на уровне муниципалитетов. Фактически, это приводило к тому, что ряд закупок на региональных и особенно муниципальных уровнях удавалось спрятать. Это неправильно. Все-таки у нас в Конституции прописано единство экономического пространства по всей территории Российской Федерации, и такие ограничительные меры являются, в общем-то, нарушением конституционных норм Российской Федерации.

В чём, на Ваш взгляд, кроется основная причина коррупции после принятия 94-ФЗ?

Причиной коррупции является, во-первых, возможности самого законодательства – закон не совершенен и его нормы можно обойти . Также одной из причин может являться персональная предрасположенность отдельных чиновников к воровству и правонарушениям. К сожалению, отбор на государственную службу организован так, что и эта категория людей может стать чиновниками. А также очень низкий социальный статус рядовых чиновников и низкая заработная плата. На данный момент чиновники получают очень маленькое жалованье, и даже относительно небольшая взятка, которую могут ему предложить, во многих случаях равняется или превышает его зарплату за год. Очень тяжело бывает отказаться от такой возможности. И, конечно, тот факт, что люди особенно и не держатся за государственную службу. В современной России чиновники – неуважаемая в обществе категория. В западноевропейских странах, любой человек, который стал государственным чиновником, вне зависимости от должности, в обществе и в глаза всех его знакомых считается успешным. Он работает на государство, это человек, достойный уважения. У нас, к сожалению, это не так. Если молодой человек говорит, что он работает государственным чиновником - все смотрят на него, как минимум, с жалостью.

Константин Таратыркин, Бизнес 

Да за ту зарплату, что платят чиновникам и за ту пенсию которую им даст государство, не воровать не возможно. Сначала государство создало условия для массовой коррупции, а теперь делает вид, что возмущено.

Нина Кузьмина, СМИ 

Андрей Яковлев

директор Института анализа предприятий и рынков Высшей школы экономики

По статистике, на электронные аукционы приходят 1 или, максимум, 2 участника. Соответственно, экономии на таких торгах практически нет. Как Вы можете это прокомментировать?

Насколько я знаю, участие в электронных аукционах связано с определенными издержками для потенциальных исполнителей госзаказа, потому что нужно зарегистрироваться, получить право электронной подписи и потом поддерживать эту электронную подпись. Это стоит денег и требует определенного программного обеспечения, оборудования и так далее. В моем понимании это может быть одним из факторов, ограничивающих число участников на электронных аукционах. Другой фактор может быть связан с тем, что и сами заказчики, и поставщики не вполне доверяют самой процедуре электронных торгов. Потому что во многих случаях выбирать поставщика, не видя его, то есть выбирать его только по анонимным характеристикам, введенным в электронную систему, многим представляется рискованным.

Требования современного российского законодательства таковы, что участники могут предлагать эквивалент выставленного на торги товара. Очень часто эквивалентом дорогого, например, японского оборудование является китайский эквивалент. При этом начальная цена контракта формируется исходя из стоимости японского оборудования. Как нам известно, китайский аналог на рынке существенно дешевле, и если побеждает в итоге он, то получается, что мы приобретаем китайский товар значительно выше рыночной стоимости. Можно ли считать экономией государственных средств просто снижение начальной максимальной цены, когда при этом эквивалентное оборудование закупается по стоимости, существенно превышающей рыночную?

Вы знаете, это старая дискуссия. Здесь есть известная позиция, которая высказывается ФАС, и есть позиция оппонентов ФАС. Позиция ФАС сводится к тому, что заказчик может и должен прописать в техническом задании максимально подробно все качественные характеристики и, если это сделано, то само понятие эквивалента не будет создавать рисков, потому что этот эквивалент должен будет соответствовать всем тем качественным характеристикам, которые прописаны в техническом задании. Если он соответствует, тогда эта проблема решается. Позиция представителей заказчиков сводится к тому, что во многих случаях в техническом задании невозможно прописать до последней запятой все требования к поставляемым товарам. Это в особенности касается товаров, качество которых можно определить только пост-фактум, начав их использовать. И тем более это относится к работам и услугам. Моя личная точка зрения сводится к тому, что требования существующего законодательства по возможности поставки эквивалента, безусловно, создают пространство для манипулирования со стороны недобросовестных поставщиков. И, к сожалению, это общая черта действующего законодательства о закупках, которая исходит из презумпции недобросовестности заказчика и одновременно предполагает добросовестность поставщика. Что, на самом деле, неправильно. У нас есть на стороне заказчиков добросовестные и недобросовестные участники, и то же самое касается и ситуации с поставщиками. Безусловно, нужно искать некий баланс, внося изменения в законодательство и создавая в этом смысле равные условия и равный подход к оценке добросовестности заказчиков и поставщиков. При таком подходе возможности поставки «эквивалентов» должна быть существенно сузиться.

Какие перспективы, на Ваш взгляд, ждут госзаказ при переводе большей части закупок на электронные аукционы?

В контексте того, что происходило в последние месяцы, если включать заявления президента Дмитрия Медведева и все прочие события, очевидно, что закон о госзакупках будет серьезно меняться. И речь идет не просто о поправках в 94-ФЗ, а о новом законе. В этой связи, я полагаю, тенденция последних двух лет, инициированная ФАС и связанная с максимальным переводом на электронные аукционы всего, чего можно, закончится. Потому что практика 2010 года с достаточно широким применением электронных аукционов оказалась весьма неоднозначной. И я думаю, что в ближайшем будущем последует решение, после которого ситуация изменится. Электронные аукционы это вполне нормальный инструмент, его можно и нужно применять, но для достаточно ограниченного набора стандартных и качественно однородных товаров.

Считаете ли Вы положительным перевод большинства госзакупок на электронные площадки?

Нет, я так не считаю. Это вопрос эффективности самих электронных форм закупок. Они могут применяться, но не всегда и не везде. В моем понимании, не в тех масштабах, в которых это сейчас предусматривается российским законодательством. Есть другой вопрос, связанный с тем, сколько вообще должно быть электронных площадок и как они отбирались. Здесь, мягко говоря, довольно много непрозрачного. Мне кажется, в нынешней версии это не самая эффективная форма организации госзакупок.

В чем, по Вашем мнению, слабые места нынешней реформы в госзаказе?

Если брать последние полтора два года, то это, откровенно говоря, была попытка реакции со стороны разработчиков 94-ФЗ на усиливающуюся критику этого закона с самых разных сторон. Эта нарастающая критика была обусловлена проблемами реформы 2005 года, которая ориентировалась на внедрение максимально простых, формализованных методов закупки с целью ограничить влияние чиновников на выбор поставщиков. Цель была благая, но, к сожалению, реализовавшаяся на практике очень противоречивым образом. Противоречивым с точки зрения того, что новый закон не ограничил коррупцию, но привел к серьезным проблемам с обеспечением качества поставок для государственных нужд и обеспечением самих этих поставок. Те поправки, которые вносились последние полтора-два года, были ориентированы на то, чтобы, не отступая от базовых принципов 94-ФЗ, как-то решить конкретные проблемы конкретных госзаказчиков – путем разнообразных исключением. Это привело не только к тому, что закон по объему увеличился в 3 раза, но и к тому, что из достаточно простого он превратился в чрезвычайно сложный документ, все менее понятный для госорганизаций, которые должны руководствоваться этим законом при проведении закупок. На мой взгляд, ситуация массового внесения частных поправок в 94-ФЗ не решала базовых проблем, связанных с неадекватностью принципов закона российской действительности. И мне представляется, что нынешняя стадия, когда разговор перешел в плоскость необходимости разработки нового закона о госзакупках, является вполне логичной в свете событий последних двух лет. Сейчас пришло осознание, в том числе на уровне высших эшелонов власти, необходимости серьезных изменений в этой системе.

Как уже было сказано, есть решение не переписывать старый, а готовить принципиально новый документ. Вам какой видится система госзаказа в России? Чего, в первую очередь, должны коснуться изменения, какие базовые принципы должны быть прописаны?

Мне кажется, что нужно уходить от лозунгов и идеологизированных упрощенных схем и гораздо больше опираться на здравый смысл и прагматические подходы. Понимая, что проблема организации госзакупок – это комплексная проблема, которая не решится в один час, в один день и даже в один год. Проблемы, существующие в этой сфере, не уникальны, они есть не только в России, и в международной практике, к сожалению, не выработалось универсальных рецептов снятия всех этих проблем. Тем не менее, есть подходы, работающие лучше тех, которые попытались реализовать у нас за последние 4-5 лет. Эти походы предполагают, во-первых, понимание того, что процесс закупок не сводится к процедуре размещения заказа. Это гораздо более широкий процесс, начинающийся с планирования заказа, когда нужно понимать, что покупается, зачем покупается и на каких условиях. Все это должно обосновываться заказчиками, которые претендуют на получение из госбюджета денег для осуществления закупок. Эта стадия сейчас никак не регулируется и находится за пределами 94-ФЗ. На мой взгляд, это один из основных пороков нынешней системы, потому что именно на этой стадии формируются стартовые цены, которые сейчас никем не обосновываются, и это самое по себе закладывает одно из краеугольных противоречий в нынешнюю систему. Таким образом, необходимо встраивание в новую систему стадии, связанной с планированием заказа. После этого на стадии размещения заказа, которая сейчас фигурирует в 94-ФЗ, нужна явно гораздо большая гибкость в подходах. Безусловно, нужно сохранить те позитивные моменты, которые появились в 94-ФЗ, в частности, работающая система правоприменения, когда есть закон, его применение контролируется и за отклонение от норм, предписанных законом, предусмотрены соответствующие санкции. Но одновременно необходимо обращение к здравому смыслу с понимаем того, что для разных типов товаров, работ и услуг применяются, в том числе в международной практике, разные формы закупок, а отнюдь не только те, которые сегодня прописаны в 94-ФЗ. То есть нужен существенно более широкий спектр инструментов и способов осуществления закупок с пониманием специфики разных групп товаров, работ и услуг, и с пониманием более тонких механизмов контроля за применением законодательства в этих случаях. Это вторая стадия. Есть третья стадия, которая также сейчас отсутствует в нормативном поле, это стадия, связанная с контролем за исполнением заказа. Должно быть не так, что у нас закончился аукцион, подписан контракт, а потом об этом забыли. Нужно проверять, какой товар был поставлен, когда он был поставлен и был ли он поставлен вообще. Потому что, к сожалению, сейчас это не входит в сферу регулирования 94-ФЗ. Тот же ФАС, как регулятор, отвечает только за процедуру размещения заказа, а отнюдь не за обеспечение поставок для государственных нужд, что является конечной целью и смыслом функционирования всей этой системы госзакупок. Фактически, то, о чем я сейчас говорю, это элементы формирования Федеральной контрактной системы, о которой больше года назад стало заявлять Минэкономразвития. В моем понимании эта нынешняя, уже третья (после реформ 1997 и 2005 годов) реформа госзакупок и должна происходить в русле формирования Федеральной контрактной системы, создавая необходимые инструменты для ее функционирования.

Действительно ли существующая система, ориентированная на электронные торги, приведет к снижению коррупции, росту конкуренции и существенной экономии бюджетных средств?

Электронный аукционы вещь полезная и нужная, но они должны применяться для ограниченной группы товаров и услуг. Не надо переоценивать реальные возможности таких инструментов и эффект от их применения.

В чём по вашему кроется основная причина коррупции после принятия 94-ФЗ?

Изначально 94-ФЗ позиционировался его авторами как инструмент борьбы с коррупцией. Более того, даже звучали декларации о том, что борьба с коррупцией является главной целью 94-ФЗ. То есть не обеспечение поставок для госнужд, а именно борьба с коррупцией. Если брать исследования, которые проводились в Высшей школе экономики (а мы собирали информацию и опрашивали не только госзаказчиков, но и поставщиков), то здесь вырисовывалась любопытная тенденция. У нас была возможность сравнить данные двух больших опросов предприятий обрабатывающей промышленности. Первый происходил в 2005 году, то есть еще до вступления в силу 94-ФЗ, а второй проводился в 2009 году, спустя четыре года. И у нас получилось так, что в опросе 2005 года, который представлял собой большой проект, реализованный совместно со Всемирным банком, был ряд вопросов, посвященных оценке госзакупок. В частности, задавался вопрос об участии этих предприятий промышленности в поставках для госнужд и одновременно задавался вопрос о частоте откатов в рамках системы госзакупок. В 2009 году был второй раунд этого проекта, уже по заказу Минэкономразвития. Мы задавали те же самые вопросы по той же самой выборке. И сравнили данные. Оказалось, что масштабы коррупции не снизились, если брать в процентном отношении, то даже большее число предприятий утверждало, что они сталкиваются в тех или иных формах с практикой откатов в системе госзакупок. Но изменилось несколько распределение между фирмами, которые утверждали, что откаты имеют место практически всегда, и теми фирмами, которые говорили о том, что откаты имеют место от случая к случаю. Если брать ситуацию 2005-го года, то тогда доля фирм, которые утверждали, что откаты присутствуют всегда, была порядка 14-15%, в 2009 году доля таких фирм снизилась и стала 8-9%. Но одновременно число фирм, которые говорили о том, что откаты имеют место иногда, сильно выросла. То есть коррупция в итоге стала своего рода распыленной. В 2005 году, до вступления в силу 94-ФЗ, были две ситуации – были госзаказчики, которых не брали откатов, и были госзаказчики, у которых нельзя было получить заказ без отката. Но во втором случае поставщик имел гарантию получения заказа – так как чиновник, получавший откат, реально принимал решение по размещению заказа. То есть отношения были более гарантированными. Если же брать текущую ситуацию, то госзаказчик, находясь под действием 94-ФЗ, не может ничего гарантировать. В итоге коррупция была и осталась, но она переместилась на другой уровень – с уровня руководителей организаций-госзаказчиков, которые раньше принимали решение по размещению заказа и могли отвечать за свои действия, на уровень членов конкурсных комиссий, которые часто требуют откаты, но при этом не могут гарантировать решения. В итоге система стала гораздо менее управляемой. Раньше взятки вымогали лица, которые реально принимали решения, а сейчас вымогают лица, которые могут повлиять на решение, но не могут гарантировать, что оно состоится. Как следствие, для всех участников закупок их взаимоотношения стали менее определенными и сопряженными с большими рисками – что приводит к снижению эффективности всей системы госзакупок. И 94-ФЗ с этим ничего сделать не может. Но главная причина провала в борьбе с коррупцией в рамках 94-ФЗ связана с тем, что закон сфокусирован на контроле за соблюдением формальных процедур и полностью игнорирует конечные результаты закупок.

Константин Таратыркин, Бизнес 

Андрей Яковлев

директор Института анализа предприятий и рынков Высшей школы экономики

 "Но главная причина провала в борьбе с коррупцией в рамках 94-ФЗ связана с тем, что закон сфокусирован на контроле за соблюдением формальных процедур и полностью игнорирует конечные результаты закупок.

Причина названа верно, но 94-ФЗ и не про это. Вопрос как у нас соблюдаются законы и как общество относится к нарушению законности. Мы не сопротивляемся коррупции. 

Наталья Некрасова, Разное 

Коррупция и откаты теперь больше на стадии исполнения гос контрактов. На этой стадии у заказчиков развязаны руки. Причем 94-ФЗ установил включение обязательных положений в контракт в отношении исполнителя, а про обязанности госзаказчика забыл, вот они и творят что хотят.