Вход
Закрыть
Вход
Войти, используя:
Зарегистрироваться Экспертная сеть по вопросам государственного управления

Редакция

Полина Давлетшина

Наука и образование15 Марта, 16:18
Все редакторы (1) →

Эксперты

Мила Федюшина

Разное10 Ноября, 2016 - 15:15

Андрей Погодин

Разное4 Февраля, 2016 - 09:44

Михаил Кушнир

Наука и образование23 Декабря, 2015 - 22:50

Владимир Кашицин

Общественные организации24 Сентября, 2015 - 10:59

Сергей Голубев

СМИ16 Февраля, 2015 - 19:34
Все эксперты (10) →

Активные участники

Наталья Храмцовская

Бизнес24 Марта, 14:24

Станислав Радченко

Наука и образование2 Марта, 19:12

Олег Карнаухов

Бизнес22 Февраля, 11:31

Константин Карелин

Наука и образование25 Ноября, 2016 - 19:10

Сергей Акулич

СМИ21 Ноября, 2016 - 22:41
Активные участники (67) →

Партнеры сообщества

Подтверждение удаления
Отменить
Удалить

Значение основ православной культуры и образования в укреплении семьи и общества

Выступление автора и разработчика курса «Основы православной культуры» Аллы Валентиновны Бородиной на Пленарном заседании XV Свято-Пафнутьевских образовательных чтений 

(28 февраля 2014 года, г. Боровск Калужской области)

Какие бы возможности не открывали программа и учебно-методическое обеспечение курса, основным проводником в процессах обучения, приобщения к культуре, укрепления семьи, общества, государства средствами образования является учитель. В рамках разных мероприятий XV Свято-Пафнутьевских образовательных чтений мы увидели замечательные уроки ОПК по комплексному курсу ОРКиСЭ, уроки ОПК по систематическому многолетнему курсу и уроки с интеграцией ОПК в базовые школьные предметы. Гости были в восторге от всех просмотренных уроков. Но мы имели возможность убедиться, что при всех методических достоинствах всех уроков содержание отличается, то есть там, где дети изучают систематический курс ОПК, конечно, открываются иные, большие возможности для воспитания и обучающего процесса. В тех классах, где уже сформированы основные религиозные понятия и представления о событиях священной истории, учитель и ученики говорят на одном языке, более успешно достигается интеллектуальное и культурно-художественное взаимодействие, а ассоциативный ряд восприятия учебного материала и богаче, и точнее, и глубже. 

Боровский район, включая г. Балабаново, уже давно работает как мощная педагогическая лаборатория духовно-нравственного воспитания и историко-культурологического образования. Как и по всей стране, здесь были пробы, в которых использовались разные проекты, курсы, но уже более десяти лет назад опытным путём педагоги вместе с родителями и детьми остановились на курсе «Основы православной культуры» по нашей программе. Самая большая ценность такой лаборатории заключается в её открытости, естественной организации, объективности и проверке практикой, в подлинной демократичности и общественном контроле, о чём так много говорит теперь Правительство России. Курс ОПК с его названием существует уже более 12 лет, а его подготовка, поиски предвосхитившие рождение курса, распространяются ещё лет на десять назад и уходят корнями в начало 90-х гг. За это время мы видели много попыток создать центры и лаборатории духовно-нравственного развития. Их и сейчас формально существует немало. Но в русле обычных организационных схем нашего времени они, как правило, замыкаются на интересах должностных лиц, полезность таких искусственных лабораторий ограничивается заказами организаторов, концепцией, навязываемой извне. А если говорить о науках: педагогике, культурологии, истории, – то определяющей ценностью является как раз другое, а именно – заказ социума, а главным средством проверки – естественная обратная связь от ученика, родителей, семьи, практикующего педагога. Кроме того, важнейшим условием чистоты проводимых экспериментов является бескорыстие участников, их безвозмездная деятельность как исследователей. Такие естественные условия используются здесь, в боровской естественной педагогической лаборатории духовно-нравственного воспитания и историко-культурологического образования. Опыт Боровского района вызывает огромный интерес в разных регионах и за рубежом, и Боровская земля неоднократно уже принимала педагогов и руководителей из Беларуси, Нижегородского региона, а недавно – 56 человек из Владивостока.

Успех этого направления во многом зависит и от концепции курса, о чём нужно не забывать. Мы осуществляем культурологическую концепцию, то есть ту, которая с выходом в свет первого учебника «Основы православной культуры» привлекла внимание всего населения России и даже граждан других стран мира к проблеме использования православного содержания в светском образовании, ту концепцию, которая обеспечила доверие населения к курсу религиозного содержания, ту концепцию, которая делает курс интересным и открывает многолетние перспективы православного образования, соблюдает принцип светскости образования, а значит, является гарантом защиты школьников от духовного насилия, от возможности разочарования, от ханжества и фарисейской закваски, о чём предупреждал Сам Спаситель.

Надо сказать, что культурологическими теперь, после признания этой концепции, к сожалению, называются все концепции, но далеко не все являются таковыми по сути. Концепции на самом деле используются разные, и созданы разные учебники. Есть явно религиоведческие, есть, наоборот, фактически вероучительные. Я не буду называть учебники и авторов, чтобы не обидеть никого из них. Мы будем говорить абстрактно, как бы подразумевая идеальную ситуацию – такую, при которой все учебники – хорошие.

У нас по стране практика разная, ученики разные, а главное, – разные педагоги. Я снимаю проблему подготовленности учителей, допустим, что все они уже подготовлены или все выучатся постепенно, если мы будем давать качественное учебно-методическое обеспечение и регулярно встречаться с учителями, помогая им осваивать содержание. Допустим, все учителя уже прекрасно подготовлены. Но они не могут быть одинаковыми. Образование, второе, третье образование, опыт, таланты – всё делает каждого учителя уникальным педагогом. Не могут быть одинаковыми регионы, районы, и школы, и уровни образования разные. Где-то повышенный уровень, а где-то коррекционный. Значит, и учебники должны быть разные и концепции могут быть разными. Главное, чтобы содержание в них не было ложным и не нарушало принципа патриотичности государственного (и муниципального) образования. Тогда наши «естественные лаборатории», как я называю педагогическую практику, подскажут и подкорректируют, либо отторгнут то, что не походит. Конечно, для этого должно прекратиться лоббирование административными и другими ресурсами отдельных УМК, а учителям и директорам должно быть дано право самим выбирать учебники и другие пособия.

Так вот вернёмся к концепции. В течение многих лет мы слышим разные мнения. Любое мнение имеет право быть, и мне интересны все мнения. По ним мы анализируем, что нам предлагают, и что получается. Проверку обеспечивает практика. Так, например, мы слышали призывы запретить всё, что связано с религией, особенно с православием. Но курс «Основы православной культуры» преподаётся уже много лет, с прекрасными результатами. Противники ОПК всегда боролись с концепцией и пытались навязать религиоведческие концепции и учебники религиоведческого толка. Были и другие призывы – ввести Закон Божий. Кто-то к этому призывал в надежде увести от ОПК, а кто-то, наверное, искренне был уверен в пользе и возможностях использования Закона Божиего в светских школах. Но практика такова – ни одна школа ни в одном регионе не преподаёт Закон Божий. Это есть результат и вывод. Курс ОПК вводился по всей стране, но с 2009 года стали использовать другую – западную модель, то есть разделение класса на группы для получения конфессионально ориентированного образования. А поскольку перенимается западный вариант, конечно, мы ещё столкнёмся с попытками насаждать другую концепцию – вероучительную, и уже есть учебник в форме этических бесед, приближенный к Закону Божию. Хотя называется всё это культурологическим содержанием, но фактически мы видим продолжение неустанных попыток подмены концепции на Закон Божий.

Но в чём преимущество культурологического подхода? Я вижу их несколько.

1) Благодаря культурологической концепции курс интересен и полезен как воцерковлённым, так и невоцерковлённым детям, как верующим, так и неверующим (а на самом деле, кто может знать, насколько вера его сильна, надёжна!).

2) Культурологическая концепция не нарушает принципа светскости образования, свободы выбора.

3) Культурологическая концепция не нарушает традицию духовной практики и религиозного руководства – именно в Церкви; и учитель не подменяет священника в этом процессе.

4) Культурологическая концепция оставляет вопросы для самостоятельного поиска и добровольного, осознанного обращения к священству (сам ребёнок и его родители выбирают священника для руководства духовного).

5) Культурологическая концепция – защита от ханжества, фарисейства и лицемерия и ученика, и самого учителя.

6) Культурологическая концепция – защита от духовной эксплуатации, насилия и всякого рода давления и разочарований, если примеры вовне не соответствуют представлениям о духовных личностях, руководителях.

7) Культурологическая концепция способствует осознанным отношениям с Церковью.

8) Культурологическая концепция и религиозные знание опираются на историю и культуру, показывают укоренённость в ней религии, раскрывают значение православия для культуры и жизни народа. 

9) И главное, историко-культурологические концепция и содержание обеспечивают защиту от реформирования самого православия, от подмены традиционной духовности, от разрушения культуры и изменения ментальности народа средствами образования. В этом смысле сама культура и история – защита от насаждения иной, новой духовности.

Но именно последний пункт больше всего неудобен противникам отечественной культуры и провокаторам социальных и политических конфликтов, поэтому и стараются они подменить историко-культурологическую концепцию и использовать ОПК в своих интересах. Поэтому в некоторых учебниках мы не находим таких тем, как «Особенности восточного христианства», не даётся информация о церковном календаре и Вселенских Соборах и др. Конечно, этому будут, как всегда, найдены оправдания типа: «Зачем перегружать детей», «Главное – воспитывать страх Божий и послушание», «Вера нужна без всяких убеждений» и т. д. Но мы прекрасно знаем, в чём дело.

И хочется уделить внимание ещё одной проблеме. Православная семья, культура, народное единство – всё держится на любви, Жертвенной Любви Христовой, на любви человека к Богу, на любви к ближнему ради Господа. Всё, кажется, просто, все это знают. Но проблема в том, что любовь невозможно раздать, её невозможно даже воспитать. Её можно прививать и потом взращивать, бережно растить, постоянно питать. И тогда великая Жертвенная Любовь может проявляться во всём своём многообразии: и к семье, и к Родине, и родной культуре, и к родному языку, и к родной школе, храму, родному городу, ко всему народу, ко всему миру. Но привить что-то без насилия, это значит, сделать так, чтобы кто-то впустил в себя что-то новое, свою сущность позволил наполнить новой сущностью, разрешить ей жить в себе. Насильно это сделать невозможно, эффект будет прямо противоположным. Чтобы ребёнок позволил прививать любовь, он должен верить педагогу. Это самое первое условие. И уже только это возлагает на учителя огромную ответственность за каждое слово.

Вот об отношении к слову я хотела бы сказать. Чтобы уничтожить какой-либо народ, противник, прежде всего, использует технологии разрушения культуры: духовности, языка, традиций. А мы с вами собиратели, мы собираем народ, укрепляем его идейные основы, нравственность, традиции, язык. В нашем курсе мы особое место отводим языку. Поскольку это главное средство передачи культуры и образования. Мы учим детей относиться ответственно к слову, правильно понимать смыслы. У нас 5 раздел программы даже называется «Духовные основы языка». Уже изданы учебное пособие, словарик, рабочая тетрадь. Этот раздел позволяет решать нам многие задачи, в том числе возвращает в наш язык смыслы церковнославянской лексики, красоту и духовное наполнение нашего родного языка, его правильные, исконные значения, родные слова. Важно это? Очень! Очень важно, какие смыслы, какие ассоциации возникают у ребёнка. Язык может соединять и разъединять, созидать и разрушать, вдохновлять и опустошать. Нам нужен язык, чтобы соединять, созидать, вдохновлять!

Нужно стараться, чтобы слова использовались в правильных значениях, чтобы смыслы соответствовали их содержанию. К сожалению, есть слова-провокаторы, слова, рождающие недоверие и даже конфликты. Таким словом-провокатором стало слово «толерантность». Уже 20 лет оно навязывается нам, вставляется в документы, даже в учебники. Оно используется, но, несмотря на агитацию, а может быть, в том числе и поэтому, оно получило отрицательное смысловое наполнение, вызвает негативную реакцию либо, в лучшем случае, иронию. Так, например, мы были свидетелями того, что оно вызвало отторжение у наших гостей на одном из уроков, несмотря на то, что сам урок был очень хорошим. Учителя часто действительно оказываются заложниками технологии лоббирования инородных идей и лексики и не знают, как выходить из положения, ведь в некоторые учебники уже это слово вставили.

Коварную историю происхождения этого термина все уже знают, даже не будем к ней возвращаться. Мы по этому вопросу уже говорили, и я даже делала доклад на одном из мероприятий. Но вот несколько слов по поводу истории активного внедрения термина и ассоциации с историческими событиями в мире. Декларация принципов толерантности была принята членами ЮНЕСКО 16 ноября 1995 года, то есть в период перестройки, когда вся наша страна смотрела на Запад, и идеология толерантности начала внедряться. А потом пошли проверки. С 1995–1996 гг. – события в Чечне. Через 3 с половиной года, 24 марта 1999 года, началась агрессия НАТО против суверенного европейского государства – Союзной Республики Югославии. Белград, один из красивейших городов Европы, бомбила армада Североатлантического альянса, составлявшая 120 самолетов. Бомбёжка проводилась на Пасху.

Эта операция в планах натовских стратегов получила циничное название «Милосердный ангел». Она продолжалась 78 дней и ночей и унесла жизни около 3500 сербов, а около 10 тысяч человек были ранены.

«Самые ощутимые последствия вызвали удары НАТО по промышленному комплексу в Панчево: азотному заводу, нефтеочистительному заводу и нефтехимическому комплексу. Отравляющие химикаты и соединения попали в атмосферу, воду и почву, что создало угрозу для здоровья людей и экологических систем на всей территории Балкан. В резервуарах нефтехимического комбината в момент бомбардировок находились значительные количества винилхлоридных мономеров, хлора, дихлоридэтилена, 40-процентной натриевой щёлочи и 33-процентной соляной кислоты.

В результате действий НАТО произошло отравление воздуха ядовитыми испарениями от горящих нефтекомбинатов, нефтью из взорванных бомбами резервуаров были отравлены Дунай и остальные реки, загрязнены Скадарское озеро и другие озёра и Адриатическое море. Бомбовые удары НАТО по химическим производствам стали прецедентом в истории. В связи с этим министр здравоохранения Республики Сербии Лепосава Миличевич заявляла: «Наши химические заводы не бомбил даже Адольф Гитлер! НАТО же спокойно делает это, уничтожая реки, отравляя воздух, убивая людей, страну. Над нашим народом проводится зверский эксперимент с использованием новейшего оружия»» (Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Война_НАТО_против_Югославии).

Толерантистские идеи не позволили ЮНЕСКО вступиться ни за мирных жителей, ни за экологию, ни за уникальные памятники Белграда и Косово. Кстати, в Москве разработкой ОРКиСЭ занимается кафедра ЮНЕСКО МИОО.

Но нам важно знать, как сегодня молодёжь воспринимает это слово, какие ассоциации возникают у ребят, когда мы его употребляем. Я набрала его в Интернете и надо сказать, что оно не только не приживается, но, чем больше навязывается, тем более негативно воспринимается.

Вот посмотрим, что появилось. Причём я взяла самое мягкое, чтобы не было грубостей, ругательских, нецензурных слов.

На одной картинке мы видим, что это слово ассоциируется с агрессией и цинизмом: здесь грабитель угрожает ножом какому-то человеку и при этом требует: «Ты должен проявить толерантность…».

А вот другая картинка, передающая ассоциации народа. Это фотография появляется в Интернете тоже на слово «толерантность». Мы видим нападение пяти тёмноволосых человек, вооружённых палкой, на мальчика славянской внешности. Один выкручивает руки, второй нападает в это время сзади, третий наносит удар палкой, четвёртый огромный схватил за шею, и пятый летит на этого мальчонку, ребёнка по стравнению с этими бандитами. Страшно представить результаты этой бойни. И вопрос внизу: «И после этого ты ещё уверен, что наши русские дерутся менее благородно?» Это из серии картинок, которые говорят о том, что люди возмущены двойными стандартами, применяемыми в случаях конфликтов на национальной почве.

Вот ещё одна тоже горькая картина. Некто в короне и красной мантии, наверное, правитель, не знаю, какой, может быть, зарубежный «миротворец» обращается к чудовищу, пожирающему людей, на которых символически обозначена конфессиональная принадлежность – христианин, мусульманин и др.: «Ктулху, я узнал, что ты хавОишь (так написано это слово)». Каков же ответ пожирающего? «Но я хавОю людей вне зависимости от их вероисповедания и цвета кожи!!!!». Правитель-толерант аплодирует: «Оу! Это так толерантно! Продолжай в том же духе». Здесь видно и отношение к проблемам русского языка, и к слову «толерантность».

А на этом изображении мальчик говорит: «Бабушка, я не хочу, чтобы русских истребляли!..» А бабушка: «Значит ты экстремист!» То есть ребёнок высказывает сострадание к русским, а уже «наученная» бабушка тут же приклеивает ярлык. То есть мы видим обеспокоенность за судьбу русских, их затравленность и практику передёргивания понятия «экстремист». Это тоже появляется на слово «толерантность».

И вот последная картинка (не в Интернете, конечно, в Интернете их много). Здесь замученный толерантностью ребёнок с зелёными, как сама беда, глазами задаёт вопросы:

Когда я вырасту, можно я не буду толерантным???

Можно я не буду лицемерить???

Можно мне называть вещи своими именами???

Белого – белым, а чёрного – чёрным???

А в наркомане вообще не видеть личность???

Можно мне не ценить деньги выше семьи и дружбы???

И отдельно: Можно я буду нормальным?

Здесь без комментариев надо просто видеть лицо этого ребёнка.

Вот такой ряд появляется в связи со словом «толерантность», то есть народное творчество показывает, что толерантность ассоциируется с двойными стандартами, ложью, насилием и физическим, и духовным, моральным. Мы можем по-разному относиться сами к этому слову, но должны считаться с реальностью и с правом других людей (и детей тоже) иметь своё мнение. Не прижилось слово «толерантность» в нашей культуре, оно стало символом цинизма, агрессии, духовного насилия и идеологического прикрытия политики уничтожения национальных культур, народов, прежде всего коренного населения, символом принципа двойных стандартов. А наши дети постоянно в Интернете, это их культурное и социальное пространство, это их творчество и их образование, хотим мы этого или не хотим. Наверное, нужно придерживаться своей родной лексики и находить замену таким инородным терминам, иначе, как на уроке, который мы видели, в одном ряду со словами «любовь», «семья», «забота», «уважение», появляется слово, которое даёт совершенно противоположную эмоциональную окраску, перечёркивает всё ценное в этом ряду. 

Наши воспитанники сталкиваются со многими неправдами в жизни, но мы должны учить правде и учить жить по правде. Нужно ещё много трудиться, чтобы в стране, где так много средств затрачивается на программы по спорту, для инвалидов, для оказания помощи другим государствам, появились руководители, хорошие чиновники, которые захотят уделить внимание русскому языку и своему народу, нормальному традиционному образованию для обычных здоровых детей, тех детей, которые и будут народом, будут честно работать и пополнять государственный бюджет средствами, которые могут позволить России сохранять свои традиции, в том числе и традиции оказания помощи и братским и другим нуждающимся народам, и инвалидам, и пенсионерам и т. д. Чтобы не ханжество управляло, а разумность и великодушие. Чтобы не только праздники русского языка, истории культуры, а конкретные дела были по сохранению государственного языка, по соблюдению чистоты лексики, используемой в учебниках, по защите культуры, истории. Ведь народ, особенно молодёжь, мыслит, творит, подсказывает, но теряет доверие, надежду на изменения к лучшему. И на помощь приходит наш курс ОПК, даёт примеры истории, образцы высокой личностной и художественной культуры. Любить свой язык, любить Отечество, жить по правде, помогать нуждающимся, сознательно относиться к вере, уметь созидать и защищать свой народ и свои святыни, оберегать свои традиционные, в том числе семейные, ценности и многому другому учит наш курс «Основы православной культуры». 

Алла Валентиновна Бородина, автор и разработчик курса «Основы православной культуры», педагог, филолог, культуролог, писатель, общественный деятель